Воскресенье, 21 апреля 2024

Конституционный Суд указал, что по общему правилу часть первая статьи 111, часть первая статьи 112 УК РФ, а также пункт 3 Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, относят наступление психического расстройства к основаниям для квалификации насильственного деяния как причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Наличие у лица психического расстройства может по-разному отражаться на его интеллектуальном и волевом уровне, в частности на способности к адекватному восприятию окружающей обстановки, к осознанию себя и к адекватному поведению. Исключая формальное приравнивание любого (даже неглубокого и кратковременного) расстройства психики потерпевшего по степени его тяжести к полной потере речи, зрения, слуха и к другим указанным в статье 111 УК РФ последствиям, существенно влияющим на качество жизни и социальное благополучие потерпевшего, Конституционный Суд отметил, что для физических повреждений оспариваемыми нормами предусмотрены критерии длительности расстройства здоровья или степени утраты общей трудоспособности. В этой связи и в контексте принципов равенства и справедливости отсутствуют разумные основания не применять такого рода критерии и в случае причинения повреждений, повлекших психические расстройства, существенно не повлиявшие на психическое и социальное благополучие потерпевшего.

Указанные нормы не противоречат Конституции РФ и ее статьям, поскольку не исключают - в случае, если психическое расстройство не относится к тяжелым и при этом отсутствуют предпосылки для длительного негативного влияния такого психического расстройства на социальное благополучие потерпевшего, - квалификацию деяния как причинения вреда здоровью средней тяжести.