Суббота, 28 марта 2020

Компания взыскала с ООО долг, но в процессе исполнительного производства общество было исключено из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа как недействующее. Исполнительное производство было прекращено. Компания обжаловала решение об исключении ООО из ЕГРЮЛ, но в удовлетворении требований ей было отказано. Тогда компания обратилась с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности участника общества и его руководителя на основании п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным и окружным судами, исковые требования компании были удовлетворены.

Суды учли, что ООО не осуществляло операций по банковским счетам, не исполняло обязанность по предоставлению в налоговый орган необходимых документов отчетности, и указали на то, что совершение добросовестными контролирующими лицами должника мер, направленных на соблюдение законодательства о налогах и сборах, исключило бы возможность ликвидации должника в административном порядке и позволило бы компании-кредитору получить денежные средства, взысканные решением суда, либо прекратить деятельность общества через процедуру ликвидации, с погашением имеющейся задолженности, а при недостаточности средств - через процедуру банкротства. В связи с чем пассивное поведение ответчиков было признано недобросовестным и неразумным.

Однако Судебная коллегия ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих судов и отправила дело на новое рассмотрение, указав, что по смыслу п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО контролирующие лица общество могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО, исключенного из ЕГРЮЛ, только если их неразумные и/или недобросовестные действия привели к тому, что ООО стало неспособным исполнять обязательства перед кредиторами, то есть фактически за доведение до банкротства. Само по себе исключение общества из реестра в результате действий (бездействия), которые привели к такому исключению (отсутствие отчетности, расчетов в течение долгого времени), равно как и неисполнение обязательств не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.